птица фото клещеед

2017-09-25 22:21




Едешь в трамвае, оглядываешься по сторонам, и страшно становится. Ведь каждый второй голосовал ЗА НИХ...


Мало знать свою норму алкоголя, надо ее постоянно выполнять.






У меня в руках сосиска Две сосиски на столе Три лежат в собачьей миске И четыре на окне Пять повесились на люстре Шесть из кактуса растут Семь уснули на диване Восемь по полу ползут Девять спрятались за шкафом Десять голосуют "за"... Если месяц не обедать - Начинается ШИЗА.....


Нигерия, 2007 год. Мы, двое российских ученых африканистов, едем в Представительство ООН в Лагосе, крупнейшем мегаполисе страны. Перед выездом на большую дорогу таксист начинает застегивать ремень безопасности (в то время в России это еще было редкостью). Интересуемся, а зачем он это делает. Ответ вполне советский – "а иначе гаишники оштрафуют". Мы спрашиваем – "а что, здесь есть полиция?". Таксист отвечает – "да, вот они на перекрестке стоят". На перекрестке стоит красивая женщина в оранжевой жилетке. Мы раньше думали, что люди в оранжевых жилетках на местных дорогах это строительные рабочие, теперь приглядываемся – видим, и вправду на жилетке написано "Police". Дарья фотографирует, мы едем дальше. Проезжаем метров 20. Вдруг слышим оглушительные удары по машине. Смотрим - нас окружила толпа местных гаишников, они лупят по машине дубинками и что-то кричат. Передняя дверь (где сидит Дарья) с треском открывается, в нее просовывается перекошенное лицо красивой гаишницы, которая остервенело кричит: "Отдавай фотоаппарат!!!!!!!!!!!!!!". Слава Богу, Дарья вцепляется в него обеими руками и не отдает. Один здоровенный гаишник садится на заднем сидении справа от меня, другой слева. Главная претензия – почему сфотографировали, не спросив разрешения. А теперь, говорят, платите штраф. 12000 найр. Сумма колоссальная. Позавчера наши коллеги откупились в близкой ситуации от местных гопников (без формы, просто от шпаны) за 1000 найр. Мы начинаем говорить, что, да, конечно, заплатим, но в Российском Посольстве и после составления протокола по всей форме. Я начинаю набирать телефон знакомого сотрудника посольства. Гаишники: "Да ладно, бросьте, зачем эти сложности – сколько вы хотите заплатить?". Мы прикидываем, что 1000 найр может быть достаточно для гопников, но у гаишников расценки наверняка выше; поэтому предлагаем 2000 найр. Дарья еще требует, чтобы гаишница вместе с ней сфотографировалась, т. к. мы уже подружились. Гаишники недолго ломаются, потом соглашаются. Платим найры, выходим из машины, идем в сторону, чтобы сфотографироваться. Вдруг откуда-то сзади выскакивает какой-то мужик и начинает с оглушительными криками сдирать с гаишницы ее оранжевую жилетку. Подбегают еще какие-то мужики, между ними и гаишниками начинается драка. Мы стремглав бежим обратно в такси – таксиста нет – тот остался и с интересом смотрит на драку. Со всех сторон сбегаются толпы народа. Дарья говорит, а не начнется ли сейчас над нами суд Линча и не стоит ли взять первое попавшееся другое такси и мотать куда глаза глядят. Тут все-таки подходит таксист. Мы говорим ему ехать отсюда как можно скорее. Едем. Погони за нами вроде нет. Дарья спрашивает, а что это за мужики напали на гаишников. Он говорит – "солдаты". Добавляет, что те увидели, что гаишники с нас деньги берут и вроде как решили за нас вступиться, вернуть нам деньги. Не верим своим ушам. Переспрашиваем разными словами. Но таксист упорно выдает ответы именно с таким смыслом. Вот она - борьба с коррупцией по-африкански...